Золотой парашют при увольнении

Выплата «золотых парашютов»: разъяснения ВС РФ

При увольнении руководителя организации работодатель обязан выплатить ему выходное пособие (так называемый «золотой парашют») – компенсацию в размере, установленном в трудовом договоре, но не ниже его трехкратного месячного заработка (ст. 279 ТК РФ). На практике довольно часто возникают споры, связанные с предоставлением такой компенсации: либо уволенный руководитель жалуется на то, что организация отказывается выплатить ему положенное, либо размер выходного пособия необоснованно большой, и организация опасается оказаться в затруднительном финансовом положении после его выплаты. Поскольку отношения между руководителями организаций или членами их коллегиальных исполнительных органов и организациями (работодателями) регулируются и трудовым, и гражданским законодательствам, суды не всегда единообразно разрешают возникающие между этими субъектами споры.

Чуть более года назад был ограничен размер выходного пособия руководителей, их заместителей, главных бухгалтеров и членов коллегиальных исполнительных органов госкорпораций, государственных компаний и организаций, более 50% акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной или муниципальной собственности, а также руководителей, их замов и главных бухгалтеров государственных внебюджетных фондов, государственных и муниципальных учреждений, ГУПов и МУПов (Федеральный закон от 2 апреля 2014 г. № 56-ФЗ). Перечисленные субъекты могут получить при увольнении только свой трехкратный месячный заработок, не больше. Это было сделано, чтобы исключить возможность выплаты топ-менеджерам компаний с государственным участием немотивированных многомиллионных пособий (см., например, Определение ВС РФ № 307-ЭС14-8853 от 30 марта 2015 г.).

Теперь же допускается ограничение в судебном порядке размеров этих выплат и руководителям всех остальных организаций – на основании Постановления Пленума ВС РФ от 2 июня 2015 г. № 21 (далее – Постановление). Рассмотрим, какие еще разъяснения о разрешении споров между организациями и ее руководителями даны Судом в Постановлении.

Определена подведомственность споров между организациями и их руководителями

НАША СПРАВКА

Руководитель организации – физическое лицо, которое в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) и его локальными нормативными актами осуществляет руководство организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа (ст. 273 ТК РФ).

Особенности регулирования труда руководителя организации могут распространяться на членов ее коллегиального исполнительного органа федеральными законами и учредительными документами организации (ст. 281 ТК РФ).

Одно из самых важных пояснений, данных в Постановлении, касается подведомственности споров между руководителем организации или членом коллегиального исполнительного органа организации (далее – руководитель организации) и самой организацией как его работодателем. Суд установил, что все трудовые споры между указанными субъектами относятся к компетенции судов общей юрисдикции (абз. 1 п. 3 Постановления). В том числе дела:

  • об оспаривании руководителем организаций решения о досрочном прекращении его полномочий (возникших в силу трудового договора), принятого уполномоченным органом организации или уполномоченным ее собственником лицом;
  • по искам одной стороны трудового договора с руководителем организации к другой его стороне об оспаривании и признании не подлежащими применению условий этого договора, в том числе о размере оплаты труда, выплате выходных пособий, компенсаций и предоставлении иных выплат в связи с прекращением трудового договора;
  • об оспаривании руководителем организации применения к нему мер дисциплинарной ответственности.

Это разъяснение очень важно, поскольку аналогичные споры рассматривались на практике и арбитражными судами (как корпоративные – на основании п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ), и судами общей юрисдикции (как трудовые). Теперь же арбитражные суды будут решать подобные дела только в том случае, если они отнесены к их ведению федеральным законодательством. Например, они будут рассматривать заявления об оспаривании соглашений или приказов об увеличении зарплаты, о выплате премий и об оспаривании самих таких выплат в делах о банкротстве (ст. 61.1 и ст. 61.8 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

МНЕНИЕ

Полина Пчелкина, юрист PwC Legal:

«Пункт 2 Постановления разъяснил, что нормы главы 43 ТК РФ «Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» не применяются к руководителям филиалов и представительств. Однако на практике часто возникают вопросы относительно возможности распространения норм главы 43 ТК РФ на руководителей филиалов и представительств именно иностранных компаний, ведь такие руководители действуют в России фактически как единоличные исполнительные органы юридических лиц. Представляется целесообразным утверждение специальных разъяснений ВС РФ по данному вопросу».

Разъяснено, в каком случае суды могут отказывать в удовлетворении исков о выплате выходных пособий руководителям или ограничивать их размер

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Узнать, как суды разрешают споры между организациями и их руководителями, можно в системе ГАРАНТ. Для этого в строке базового поиска необходимо ввести соответствующий запрос, например «увольнение руководителя организации», и выбрать раздел «Судебная практика» (над строкой базового поиска).

Выходное пособие, напомним, выплачивается руководителю организации в случае, когда основанием прекращения трудового договора с ним является принятие соответствующего решения уполномоченным органом юрлица, собственником его имущества или уполномоченным этим собственником лицом (п. 2 ст. 278 ТК РФ). ВС РФ уточнил, что по данному основанию может быть прекращен как срочный трудовой договор, так и договор, заключенный на неопределенный срок. При этом указывать мотивы принятия такого решения указанным субъектам необязательно (абз. 1 п. 9 Постановления). В то же время решение может быть признано незаконным, если суд при рассмотрении дела о его обжаловании установит, что оно нарушает принцип недопустимости злоупотребления правом или запрет на дискриминацию в сфере труда. Бывший руководитель организации в этом случае восстанавливается в должности. Однако, как отмечает руководитель Центра правовой поддержки директоров Юридического бюро «Трудовой консалтинг» Галина Енютина, в судебной практике пока нет даже примерного перечня действий, которые могли бы расцениваться как злоупотребление правом со стороны работодателя, поэтому можно только предположить, что речь идет об увольнениях, не имеющих целью оптимизацию бизнес-процессов, увеличение прибыльности бизнеса, эффективности работы и качества услуг организации. «На практике работнику будет достаточно сложно доказать, что увольнение произошло именно по подобным основаниям, – отмечает в свою очередь юрист PwC Legal Полина Пчелкина. – Кроме того, работник должен понимать, что даже если его восстановят на работе, он снова может быть уволен по ст. 278 ТК РФ без объяснения причин».

ВАЖНО ЗНАТЬ

Невыплата компенсации руководителю организации при увольнении сама по себе не может служить основанием для его восстановления на работе1 (абз. 1 п. 10 Постановления).

Кроме того, при рассмотрении иска руководителя организации об оспаривании решения о его увольнении суд не вправе приостанавливать действие этого решения (в качестве меры по обеспечению иска) и обязывать ответчика не препятствовать истцу в выполнении прежних обязанностей (абз. 1 п. 4 Постановления).

ВС РФ указал, что выплаты руководителям организаций, не являющихся компаниями с государственным участием, при их увольнении могут быть ограничены (однако минимальный размер все равно будет равен трехкратной величине среднего месячного заработка) в случае, если условия трудового договора нарушают требования законодательства и иных НПА, в том числе общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, и законные интересы организации, других работников и иных лиц, например собственника имущества организации (абз. 2 п. 11 Постановления). Какие это могут быть нарушения, Суд не уточняет. По этому же основанию суды смогут и вовсе отказывать в удовлетворении исков о взыскании выплат с работодателя в связи с прекращением договора, однако в обоих случаях такие решения должны быть мотивированными. Данные разъяснения могут применяться и при рассмотрении арбитражными судами исков учредителей организаций о признании недействительными решений о выплате их руководителям компенсаций и предоставлении иных выплат в связи с прекращением трудового договора (абз. 4 п. 11 Постановления).

МНЕНИЕ

Галина Енютина, руководитель Центра правовой поддержки директоров Юридического бюро «Трудовой консалтинг»:

«Я бы отнесла абз. 4 п. 11 Постановления, которым предусматривается, что размер выходных пособий, компенсаций и иных выплат при увольнении руководителя может быть сведен к нулю или ограничен по искам учредителей, к числу спорных моментов. Имеются ввиду и те ситуации, когда выплаты состоялись и встает вопрос о возврате уплаченных руководителю денег. Данный пункт вступает в прямое противоречие со ст. 137 ТК РФ, устанавливающей ограничения на удержание заработной платы. Представляется, что в случае установления в трудовом договоре повышенного размера выходного пособия и подписания такого договора владельцем организации либо уполномоченным им лицом принятие руководителем решения о начислении в свою пользу данной суммы не может быть основанием для удовлетворения иска, например, участника (акционера) общества о взыскании с руководителя разницы между суммой, обозначенной в трудовом договоре, и указанной в решении суда. На практике эта разница может составлять миллионы рублей. Иными словами, взыскание с работодателя невыплаченных сумм и их уменьшение (даже вплоть до нуля) и взыскание части уже выплаченных руководителю сумм с него в качестве убытков в рамках корпоративного спора – не одно и то же. По этой причине распространение возможности судов снижать размер компенсаций и по искам в рамках корпоративных споров ставит руководителей в достаточно уязвимое положение. Осознав, что честно подписанный с владельцем бизнеса трудовой договор, содержащий условие о денежных выплатах в случае досрочного его прекращения, при увольнении может быть поставлен под сомнение судом по совершенно произвольным и в ряде случаев непредсказуемым основаниям, менеджер может разочароваться в судебной системе и забрать положенное ему другим способом».

Еще одно важное разъяснение Суда касается ситуаций, когда между сторонами возникает спор о размере выходного пособия либо этот размер ими не определен. В таком случае сумму определяет суд, учитывая, в частности, длительность периода работы уволенного (увольняемого) руководителя, время, которое оставалось до истечения срока действия его трудового договора, размер оплаты труда, которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать, дополнительные расходы, которые он может понести в результате прекращения трудового договора (абз. 2 п. 12 Постановления). И все же вопрос о методике определения размера компенсации представляется не до конца раскрытым – и судам, и другим правоприменителям нужны более четкие критерии его расчета, считает Полина Пчелкина.

Золотой парашют при увольнении: мечтать или требовать

Кто и когда получает «золотые» выплаты

«Золотой парашют» при увольнении — что это? Так называют денежную выплату при расторжении трудового договора, как правило, руководителям высшего звена. Трудовой кодекс Российской Федерации прямо не предусматривает такого термина, соответственно, нет и никаких размеров выплаты — его определяют в трудовом договоре на усмотрение администрации или высшим органом управления (для руководителя).

Обычно выплачивают высшему руководству, но не запрещено установить такую компенсацию для любого другого сотрудника. Ведь это не ухудшает права работников.

Уместно отнести эти деньги к гарантиям и компенсациям. Так, ст. 165 ТК РФ упоминает наряду с другими основаниями случай прекращения правоотношений.

Почему при увольнении топов платятся крупные суммы

Можно выделить две причины. Первая — это попытка исключить захват компании со стороны конкурентов. Никому не выгодно заполучить фирму, где высшему руководству положены приличные отступные.

Второй момент касается самого руководства: с его помощью привлекаются и удерживаются ценные кадры. Часто директора работают по срочным контрактам. Это непостоянство может оттолкнуть кандидата от принятия решения трудоустроиться, ведь через некоторое время опять искать работу, что-то менять. Но перспектива достойной компенсации при увольнении может сгладить негатив.

Встречаются на практике и недобросовестные схемы, когда огромные выплаты закрепляются в договорах перед продажей самой фирмы. При таком раскладе их могут прописать не только в контракте руководителя, но и облагоденствовать, например, бухгалтера или замов. Конечно, тут расчет на то, что особо тщательно проверять документы потенциальные владельцы не будут.

В судебной практике имеется пример, когда подобная схема сработала. При этом в контрактах прописали, что компенсация положена даже при увольнении по собственному желанию сотрудника. Конечно, сразу после смены собственника юрист и экономист поспешили уволиться по горячему собственному желанию, претендуя на получение денег. Администрация им отказала, что послужило основанием для обращения в суд, который встал на защиту прав работника, несмотря на абсурдность и кабальность условия для собственников.

Этот пример указывает на то, что запрет в предоставлении выплаты запрещен. Конечно, в каждом случае необходимо внимательно изучать условия трудового договора. Возможно, где-то прописано, что компенсация положена при наступлении некоторых условий одновременно, допустим, не должно быть виновных действий увольняемого.

Какова величина «парашюта» для руководителя

Как уже было сказано, размер устанавливается индивидуально. Напомним, что 279 статья ТК РФ закрепляет компенсацию размером в три зарплаты. Это минимум. А вот максимум законом не установлен. Обычно речь идет о миллионах рублей. Да, можно прописать фиксированную сумму или кратность среднему доходу за месяц или год.

Но если речь о государственных компаниях и корпорациях, а также тех юридических лицах, где более 50 % акций (доли капитала) принадлежит государству, то трехмесячная зарплата — это возможный максимум компенсации.

Облагается ли «золотой парашют» налогом

Обратимся к абз. 8 п. 3 ст. 217 НК РФ, где говорится, что такие компенсации не облагаются НДФЛ до предела трех зарплат, а для жителей РКС — шести. Иными словами, работник госкомпании получит всю сумму на руки, а вот работник коммерческой компании расстанется с частью денег, которые удержат в качестве налога на доходы физических лиц (с суммы, превышающей трехкратный среднемесячный доход).

Самые крупные «золотые парашюты» российских топ-менеджеров

Владимир Стржалковский — бывший генеральный директор ГМК «Норильский никель» — 100 миллионов долларов.

Совет директоров «Норникеля» 17 декабря 2012 года принял решение досрочно прекратить полномочия Стржалковского. Смена гендиректора компании была одним из основных условий примирительного соглашения основных акционеров ГМК — ОК «Русал» Олега Дерипаски и ХК «Интеррос» Владимира Потанина. Последний и возглавляет сейчас «Норильский никель».

Александр Роднянский — экс-президент «СТС Медиа» — 25,9 миллиона долларов.

В CTC Роднянский работал с 2002 года. При нем на базе телеканала был создан холдинг, который в 2006 году вышел на биржу NASDAQ и был оценен инвесторами в 2,1 миллиарда долларов. Роднянский ушел с поста гендиректора «СTC Медиа» в июне 2008 года. 22 июня 2009 года он оставил пост президента медиакомпании ради собственных проектов, в частности кинокомпании «Нон-стоп продакшн».

В 2009 году медиахолдинг «СТС Медиа» подписал c Роднянским мировое соглашение, по условиям которого он сложил с себя полномочия члена совета директоров и отказался от трети прав на акции, выданных ему в 2003 году, и от трети опциона на акции, предоставленного ему в 2006 году. Компания со своей стороны обязалась выпустить в его пользу около 2 миллионов дополнительных акций (около 1,34% капитала компании) и выплатить 25,9 миллиона долларов.

Денис Морозов — бывший президент «Уралкалия» — 220 миллионов рублей.

Кузьма Марчук — бывший вице-президент «Уралкалия» — около 80 миллионов рублей.

В 2010 году в связи со сменой акционеров (Дмитрий Рыболовлев продал 53% акций Сулейману Керимову с партнерами) компанию покинули сразу несколько топ-менеджеров. В конце июля совет директоров компании досрочно прекратил полномочия Морозова, который совмещал посты президента и гендиректора. Также из «Уралкалия» ушел вице-президент по финансам Кузьма Марчук.

Дмитрий Скарга — бывший генеральный директор «Совкомфлота» — 1 миллион долларов.

В начале октября 2004 года внеочередное собрание акционеров «Совкомфлота» досрочно прекратило полномочия гендиректора компании Скарги. Впоследствии «Совкомфлот» подал множество исков к Скарге и другим бывшим руководителям компании, считая их виновными в причинении компании ущерба.

Реорганизация РАО ЕЭС

В 2007 году перед реорганизацией РАО «ЕЭС России» возглавлявший тогда холдинг Анатолий Чубайс утвердил программу так называемых «золотых парашютов» для руководителей оптовых и территориальных генерирующих компаний (ОГК и ТГК).

В июне 2008 года гендиректор ОГК-6 Валентин Санько был снят с должности решением совета директоров. В итоге Санько и бывший заместитель генерального директора Алексей Селяков получили 132 миллиона рублей.

Олег Сальков — бывший гендиректор ТГК-13, его заместители Виктор Элер и Олег Титов, директор по финансам и экономике Владимир Файт, директор по корпоративному управлению Василий Щукин, главный инженер Михаил Шукайлов получили на всех 75,2 миллиона рублей. В 2008 году Енисейской ТГК (ТГК-13) завладела угольная компания СУЭК, после чего в июне того же года ушел Сальков и пятеро его подчиненных.

Летом 2008 года из ОГК-2 ушли 16 человек, на компенсации которым было потрачено 557 миллионов рублей. Генеральный директор Михаил Кузичев получил от компании 62 миллиона рублей, шестеро его заместителей — по 45 миллионов рублей, а менеджеры более низкого звена — по 20-26 миллионов рублей.

Анатолий Копсов — бывший глава «Мосэнерго» получил 35 миллионов рублей. Совет директоров компании 31 марта 2008 года отправил Копсова в отставку и назначил вместо него экс-президента «Востокгазпрома» Виталия Яковлева.

Андрей Вагнер — генеральный директор ТГК-2 получил 33 миллиона рублей. Совет директоров ТГК-2 в октябре 2008 года отправил в отставку Вагнера, который возглавлял компанию с 2006 года (контракт истекал в 2011 году).

Анатолий Бушин — бывший гендиректор ОГК-5 получил около 30 миллионов рублей. Он сложил свои полномочия 1 апреля 2008 года.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Выплаты топ-менеджерам компаний выходных пособий, или, как их еще называют “золотых парашютов” в несколько десятков, а то и сотен миллионов рублей давно уже никого не удивляют. Подобные заоблачные суммы зачастую ничем не обоснованы, берутся с потолка, наносят колоссальный ущерб предприятиям, но, опять же, к этому все привыкли. В том числе и суды. Сейчас судебная практика исходит из того, что любой размер выходного пособия можно считать заслуженным и адекватным, если этот размер отражен в трудовом договоре с топ-менеджером.

Искоренить порочную практику на этой неделе попытался Верховный Суд РФ, утвердив постановление о порядке увольнения руководителей организаций и выплаты им выходных пособий. Главная мысль, которая проводится Постановлением Пленума Верховного Суда от 2 июня 2015 года № 21, состоит как раз в том, что выходное пособие не является средством обогащения и не может им являться ни при каких обстоятельствах.

📌 Реклама Отключить

Итак, какие же конкретно методы борьбы с «парашютами» предлагаются Верховным Судом?

Во-первых, суд разъяснил, что собственники предприятий вправе увольнять директоров, когда сами того пожелают и без объяснения причин такого увольнения.

Поскольку увольнение руководителя не является мерой юридической ответственности, оно не допускается без выплаты ему компенсации. Конечно, при отсутствии виновных действий с его стороны. При этом невыплата компенсации не может служить достаточным основанием для восстановления на работе уволенного руководителя организации.

Второе, на что обращает внимание ВС РФ, компенсационный характер выходного пособия.

Пособие – это никакое не вознаграждение, не премия, а обычная компенсация за увольнение. Ни больше, ни меньше. Увольнение – это не достижение руководителя, а пособие не является стимулирующей выплатой. Поэтому следует различать бонус и выходное пособие. Как по существу, так и по величине выплачиваемых сумм. Суд отмечает, что пособие всегда направлено на предоставление защиты от негативных последствий, которые могут наступить для уволенного руководителя организации в результате потери работы.

📌 Реклама Отключить

Третье: ВС РФ обращает внимание на то, что размер выходных пособий не может быть выше предельных рамок, установленных законом.

В свою очередь, по закону руководителям государственных корпораций и компаний с господдержкой компенсация выплачивается в размере трехкратного среднего месячного заработка. Так, например, директор госкомпании, зарабатывавший 150 тысяч рублей в месяц, при увольнении не может получить от щедрых собственников выходной бонус в размере 10 миллионов рублей на беззаботную старость. Парашют должен составить ровно 450 тысяч рублей.

Четвертое: размер выходного пособия руководителей частных компаний также должен иметь разумные пределы.

Разумные – это когда после расчета с топ-менеджером активы и деятельность предприятия заметно не страдают. По общему правилу, размер компенсации, предусмотренной статьей 279 ТК РФ при увольнении руководителя, определяется трудовым договором, то есть соглашением сторон. В Постановлении ВС РФ уточняется, что размер пособия не может быть ниже трехкратного среднего месячного заработка уволенного руководителя. Между тем, это вовсе не означает, что пособие может выплачиваться в десятикратном размере.

📌 Реклама Отключить

Большое значение имеет характер трудового договора. При срочном договоре с руководителем предприятия пособие просто не может быть большим. Дело в том, что заключая договор, скажем, на один год директор не питает иллюзий остаться на своем месте на более длительное время, и уже имеет определенное представление о том, где будет находиться следующее место его работы. Бессрочный же договор, напротив, не позволяет строить планов на будущее вне контекста занимаемой в настоящее время должности. Поэтому увольнение здесь почти всегда, как снег на голову. Разумеется, величина пособия в этом случае будет значительно выше. В этом смысле, значимым для разрешения подобных споров обстоятельством является и трансформация срочного трудового договора в трудовой договор, заключенный на неопределенный срок.

Пятое: отсутствие в трудовом договоре условия о выплате компенсации не освобождает собственников предприятий от ее выплаты.

📌 Реклама Отключить

В этих случаях размер компенсации определяется судом исходя из целевого назначения данной выплаты. Здесь должна учитываться длительность периода работы уволенного лица в должности руководителя организации. Само собой, лицо, трудоустроенное за несколько месяцев до увольнения, не должно претендовать на такую же компенсацию, как и руководитель, отдавший предприятию половину своей жизни.

Кроме того, при определении конкретного размера компенсации суды обязаны учитывать все прочие обстоятельства дела. Например, имеет значение время, остающееся до истечения срока действия трудового договора, зарплата, которую увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации. Также подлежат учету и дополнительные расходы, которые руководитель может понести в результате прекращения трудового договора. Скажем, расходы по переезду руководителя и членов его семьи из отдаленных регионов на прежнее местожительства.

📌 Реклама Отключить

Наконец, Верховный Суд постановил, что величина “золотого парашюта”, выданного топ-менеджеру, может быть оспорена, уменьшена или же вовсе отменена.

Причем, даже в том случае, если выходное пособие было заранее оговорено в трудовом контракте. Это возможно, например, когда соглашение о размере выходного пособия нарушает законные интересы организации, других работников, собственника имущества организации и ее учредителей. Простой пример – бывшему руководителю выплачивается компенсация, а все прочие работники предприятия остаются на месяц без зарплаты.

Во всех подобных случаях суд вправе отказать в удовлетворении иска о взыскании с работодателя выплат в связи с прекращением трудового договора или уменьшить их размер. Мотивы, по которым суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска о взыскании с работодателя выплат, связанных с прекращением трудового договора, либо о допустимости уменьшения их размера, должны быть отражены в решении суда.

Размер и выплата золотого парашюта при увольнении

Термин «золотой парашют» используется для обозначения определенных материальных преимуществ, зафиксированных в письменном виде в трудовом договоре и выплачиваемых представителям топ-менеджмента организации в ситуации расторжения (прекращения) отношений с работодателем. Условия имеют силу во многих случаях, обеспечивая прибыльный размер пособия ее получателю при увольнении.

К видам возмещений, предусмотренных законодательно (ст. 181, ст. 279 ТК РФ) для оплаты ряду категорий руководящих работников (директорам, их заместителям, главным бухгалтерам, членам исполнительных органов), с которыми при устройстве в компанию оформлены трудовые договора, относится золотой парашют при увольнении перечисленных категорий из:

  • обществ, у которых часть уставного капитала (от 50% акций) относится к собственности государственной или муниципальной;
  • небюджетных фондов страны;
  • корпораций, учреждений, компаний государственной принадлежности;
  • предприятий (учреждений) муниципальной принадлежности;
  • государственных унитарных организаций.

Популярным вариантом подобного рода выплаты является возмещение в денежном выражении. Кроме денежных премий, организации могут предоставлять завершившим трудовые отношения управленцам иные формы материального стимулирования (акции, корпоративные пенсии).

По законодательству (ст. 80, ст. 81 ТК РФ) условиями для получения материальной компенсации, прописываемой в трудовом контракте или в дополнительно оформленном соглашении между сторонами (работодатель, сотрудник) и выплачиваемой в ситуации прекращения производственных отношений при уходе из компании, являются варианты увольнения:

  • по личному желанию работника;
  • по согласованию сторон;
  • по причине сокращения штатов предприятия.

Основанием для выплаты служат также ликвидация организации или изменение в составе ее собственников.

Значительные суммы компенсационных платежей предназначены для того, чтобы уменьшить недовольство топ-менеджера, с которым прекращаются рабочие отношения.

Принято считать, что солидная выплата может препятствовать недобросовестным действиям внутри компании в виде вывода активов или иных финансовых провокаций.

В случае поглощения компании значительными размерами «выходных» платежей увольняемым сотрудникам смягчаются негативные последствия лишения высокооплачиваемой работы.

Целевое назначение «парашюта» – максимальное смягчение последствий увольнения. Поэтому при определении суммы пособия учитывается продолжительность периода до конца срока действия трудового договора и доходы, которые увольняемый мог бы получить при продолжении работы.

Законодательно в РФ компенсации руководящему составу (директорам, членам советов директоров), с которыми досрочно расторгаются производственные отношения, стали допускаться с 2009 года после внесения поправок в закон РФ об акционерных обществах. Учитывая множество проблемных моментов, с которыми сталкивались работодатели при выдаче «золотых парашютов», включая споры по величине оплачиваемой суммы, с 2014 года законодательно определены и установлены ограничения для выплат увольняющимся топ-менеджерам.

Трудовым соглашением определяется конкретный размер выходного пособия, но по общему правилу при увольнении с занимаемой должности руководителя организации последнему положено получение компенсации, размер которой не может быть меньше суммы 3-кратного среднего заработка за месяц (ст. 279 ТК РФ).

Для исключения получения топ-сотрудниками государственных (муниципальных) организаций необоснованных многомиллионных пособий величина последних при уходе работника со службы ограничена трехкратным месячным заработком (ФЗ №56, 02.04.2014).

В судебном порядке допускается ограничение по величинам указанных пособий для руководителей иных форм организаций (Постановление Пленума ВС РФ № 21, 02.06.2015). Кроме того, возмещения не полагаются сотрудникам, производственный договор с которыми расторгнут по причине дисциплинарных нарушений или иных взысканий.

Совокупный показатель предоставляемого топ-руководству государственных компаний выходного пособия, ограниченный 3-кратным размером заработка за месяц, не включает следующие выплаты (ст. 127, ст. 178, ст. 318 ТК РФ):

  • заработную плату за последний месяц работы увольняемого;
  • возмещение трат по служебным командировкам;
  • возмещение затрат, понесенных при переезде на работу в иную местность;
  • начисление за неиспользованный очередной (трудовой) отпуск;
  • среднемесячный заработок, сохраняемый на период последующего трудоустройства.

Пример

Генеральный директор компании «А» получал среднемесячную заработную плату в 200000 руб. При увольнении по причине ликвидации организации он получил 990000 руб. «Золотое» пособие составило 600000 (200000 х 3), а оставшуюся сумму составили заработная плата за последний рабочий месяц, средства за неиспользованную часть очередного отпуска и траты по служебным командировкам перед увольнением.

Важно! Нормы государственного законодательства относятся к директорам, их заместителям, главным бухгалтерам. По иным категориям топ-менеджеров выплата «парашюта» не предусматривается в качестве обязательной и регламентируется пунктами трудовых договоров и внутренних нормативных актов.

Допустим ли отказ в предоставлении «золотого парашюта»

На практике часто случаются спорные ситуации, связанные с отказом компании оплачивать пособие или с размером причитающихся к выплате сумм.

Пункт о «парашюте» часто является составной частью договоров с топ-менеджерами о приеме на работу, поэтому предприятие не вправе отказать в оплате. Судебным решением могут быть взысканы сумма «парашюта», проценты за несоблюдение периода расчета, возмещение морального вреда (ст. 394 ТК РФ).

При увольнении сотрудника по собственному желанию «золотое» пособие ему не положено. Даже если производственный контракт содержит подобное условие, прекращение трудовых отношений, инициированных работником, не предусматривает оплату повышенного размера возмещения по закону.

При ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, связанном с дисциплинарными взысканиями, нельзя выплачивать выходные пособия (ст. 181 ТК РФ).

Немотивированно крупная сумма возмещения может стать нарушением интересов владельцев компании. При расчете величины возмещения должны быть учтены результаты деятельности топ-менеджера. К примеру, в компенсацию не могут входить квартальные или годовые премии, выдаваемые в зависимости от достижения определенных показателей труда, если эти показатели увольняемым не были достигнуты.

Неблагоприятное финансовое положение организации может послужить основанием для отказа в предоставлении повышенной компенсации при увольнении руководящего сотрудника. К тому же величина выходного пособия должна адекватно соотноситься с фондом зарплаты и прибылью компании.

Налогообложение «золотых» выплат

Пособие категории «золотой парашют», оплачиваемое с учетом действующих критериев трудового законодательства и на основании оформленных трудовых соглашений, учитывается предприятиями в статьях расходов для определения величины налога на прибыль (ст. 255 НК РФ). Поправками к НК РФ разрешено включать в состав расходов начисления увольняемым, предусмотренные:

  • индивидуальными или коллективными соглашениями;
  • отдельными (дополнительными) соглашениями участников производственного договора, включая соглашения о прекращении трудового контракта;
  • внутренними нормативными положениями.

Предусмотрены налоги по НДФЛ для компенсаций суммой до 3-кратной величины заработка за месяц или 6-кратной величины месячного заработка для работавших перед увольнением в предприятиях на территории Крайнего Севера (ст. 217 НК РФ). Показатель необлагаемого минимума не зависит от занимаемой должности сотрудника или от причин для расторжения производственных отношений.

Важно! В ситуации, если «парашюты» в течение одного календарного года оплачиваются несколько раз, необлагаемый минимум по НДФЛ относится к каждому случаю оплаты (письмо Минфина России №03-04-06/14970, 29.04.2013).

Обложению страховыми взносами подлежат выплаты руководителю, его заместителям, главным бухгалтерам в части больше 3-кратной или 6-кратной (для территории Крайнего Севера) величины среднемесячного заработка (ФЗ №212, 24.07.2009).