Неиспользованный отпуск в 2018

Содержание

В нашу редакцию пришел вопрос: «Сгорают ли неиспользованные отпуска в 2018 году в связи с изменениями в ТК РФ?» Действительно, в ТК РФ произойдут изменения, связанные с уходом работников в отпуск.

Что случилось?

Депутаты готовят изменения в Трудовой кодекс по отпускам. И работники посчитали, что отпуска за периоды до 2018 года сгорят, если их все не отгулять. Бухгалтеры тоже запутались в этом вопросе.

Напомним, каждому работнику положен отпуск 28 календарных дней за год работы. Согласно поправкам, работодатель должен дать ежегодный оплачиваемый отпуск в любое время одному из родителей, воспитывающему ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет, а также одному из родителей, имеющему двух детей и более в возрасте до 14 лет. Данный закон не влияет на правила предоставления отпусков.

Но вопрос о том, сгорают ли неиспользованные отпускные, не дает. Давайте разбираться в вопросе.

Итак, каждый работник за год работы получает право на 28 дней отпуска. Как мы сказали выше, некоторые работники к этим 28 дням получают право на дополнительные дни отпуска. Работник может по каким-либо причинам не отгулять за год положенные ему 28 дней. При этом неотгуленные дни автоматически переходят на следующий год. При этом в ТК РФ говорится, что перенос отпуска возможен только на один год (ст. 124 ТК РФ).

Статья 124 РФ РФ. Запрещается непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд, а также непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска работникам в возрасте до восемнадцати лет и работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Работник не был в отпуске два года подряд. Отпуска сгорают?

Допустим, работник два года подряд не был в отпуске. Отпуска сгорают? В этом случае работодатель нарушает трудовое законодательство. За это организацию могут оштрафовать на сумму от 30 000 до 50 000 руб. или приостановить ее деятельность на срок до 90 суток (ст. 5.27 КоАП РФ).

Но для работника никакого наказания не будет. И дни неотгуленного отпуска не сгорят. Отпуск за эти дни положен работнику в полном объеме.

Можно ли заменить отпуск деньгами?

Заменить отпуск компенсацией нельзя. Даже тот отпуск, в котором работник не был более двух лет. Работник может эти дни только отгулять в отпуске. При этом за отпуск выплачиваются отпускные.

Некоторым работникам полагаются дополнительные дни отпуска плюсам к этим 28 дням. Это:

  • Работники, занятые на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (ст. 117 ТК РФ)
  • Работники, имеющие особый характер работы (ст. 118 ТК РФ)
  • Работники с ненормированным рабочим днем (ст. 119 ТК РФ)
  • Работники, занятые в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях (ст. 321 ТК РФ)

Вот эти дополнительные дни и можно заменить компенсацией. Компенсация рассчитывается также, как и обычные отпускные.

Также отпуск заменяется деньгами, если работник увольняется.

Что произошло?

Конституционный Суд Российской Федерации принял Постановление от 25.10.2018 № 38-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 127 и части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.В. Данилова, К.В. Кондакова и других». Часть первая статьи 127 ТК РФ содержит требование о выплате работнику при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска.

В чём суть позиции Конституционного Суда?

Конституционный Суд поставил точку в споре о «сгорании» неотгулянных отпусков. Высшие судьи указали, что при увольнении сотруднику нужно компенсировать все отпуска, которые он не отгулял за время работы. При этом неважно, как долго сотрудник не отдыхал.

Почему граждане обратились в КС?

Граждане, обратившиеся в КС РФ с соответствующими жалобами, столкнулись с проблемой, появившейся после ратификации Россией Конвенции Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках». Согласно п.1 ст.9 Конвенции остаток ежегодного оплачиваемого отпуска нужно использовать не позднее 18 месяцев после окончания года, за который этот отпуск предоставляется. Отдельные суды, разрешая соответствующие споры на основании ч.1 ст. 392 ТК РФ во взаимосвязи с названной международно-правовой нормой, исходили из того, что для защиты права на денежную компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении допускается применение особого срока, составляющего 21 месяц. Причём 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный п.1 ст.9 Конвенции МОТ, и 3 месяца — срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, установленный ч.1 ст. 392 ТК РФ. 📌 Реклама Отключить

В итоге, если работодатель заявлял о пропуске работником срока, судьи зачастую отказывали работнику во взыскании не выплаченной при увольнении компенсации за отпуска по тем рабочим годам, с момента окончания которых прошло более 21 (18+3) месяца. Именно такой подход был применён судами общей юрисдикции в делах тех граждан, которые обратились в Конституционный Суд РФ с жалобой на неконституционность ч. 1 ст. 127 ТК РФ и ч. 1 ст. 392 ТК РФ.

Как суды применяли положения Конвенции МОТ?

Некоторые суды рассматривали данное правило как один из ограничителей срока, в течение которого работник может обратиться в суд, чтобы взыскать деньги за неиспользованные отпуска. Так поступали, в частности, Мосгорсуд и Санкт-Петербургский городской суд.

Прямо противоположные решения принимались судами, которые толкуют положения Конвенции, как устанавливающие лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора и никоим образом не ограничивающие определённый ч. 1 ст. 127 ТК РФ объём права увольняемого работника на получение денежной компенсации за неиспользованный отпуск.

📌 Реклама Отключить

К какому выводу пришёл КС РФ?

В итоге суд постановил, что правило о 18 месяцах не должно применяться к уволенным работникам и ограничивать их право на компенсацию. Значит, даже если прошло, к примеру, 10 лет с тех пор, как не был использован отпуск, то за него все равно придётся платить в случае увольнения сотрудника.

Положения ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ сами по себе или во взаимосвязи с иными нормами трудового законодательства не ограничивают право работника на получение при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска и в случае её невыплаты работодателем непосредственно при увольнении не лишают работника права на взыскание соответствующих денежных сумм в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск.

📌 Реклама Отключить

В какой срок сотрудник может обратиться в суд?

Обратиться в суд за выплатой денежной компенсации за все неиспользованные отпуска можно в течение одного года с момента прекращения трудового договора. Если срок обращения в суд пропущен по уважительным причинам, он может быть восстановлен судом.

Могут ли работодатели обжаловать такое решение КС РФ?

Нет, Постановление № 38-П окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования (30 октября 2018 года), действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Конституционный Суд проверил конституционность ч. 1 ст. 127 «Реализация права на отпуск при увольнении работника» и ч. 1 ст. 392 «Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора» Трудового кодекса РФ.

Суды взыскали компенсацию за неиспользованные отпуска только за последние полтора года

Конституционность законоположений оспаривал в числе прочих гражданин М.В. Данилов, который в декабре 2015 г. был уволен в связи с сокращением штата работников Института теоретической и экспериментальной физики. Поскольку при увольнении ему не была выплачена компенсация за не использованные в 1997–2012 гг. отпуска, в марте 2016 г. Данилов обратился в суд с иском о взыскании компенсации, процентов за задержку ее выплаты и о возмещении морального вреда. Однако в удовлетворении требований ему было отказано.

Ссылаясь на п. 1 ст. 9 Конвенции Международной организации труда № 132 «Об оплачиваемых отпусках», суд первой инстанции пришел к выводу, что по требованиям о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении срок обращения в суд составляет 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск. Из них 18 месяцев составляют предельный срок предоставления неиспользованного отпуска, предусмотренный Конвенцией, и 3 месяца – срок для обращения за судебной защитой, установленный ч. 1 ст. 392 ТК РФ. Таким образом, был сделан вывод, что истец мог обратиться в суд не позднее 2014 г.

Это решение поддержал суд апелляционной инстанции. В 2017 г. Данилову было отказано в передаче жалоб для рассмотрения судом кассационной инстанции. После этого он обратился в КС с жалобой, в которой утверждал, что положения ст. 127 и 392 ТК позволяют работнику обратиться в суд с требованием о взыскании компенсации за неиспользованные отпуска только в течение 21 месяца после окончания того года, за который ему должен был быть предоставлен отпуск, и по истечении этого срока лишают работника возможности получить компенсацию при увольнении, нарушая его право на отдых.

В похожей ситуации оказались другие заявители. К.В. Кондаков, В.В. Сероногов и А.С. Шахов работали в ЗАО «Делойт и Туш СНГ» и в апреле-мае 2016 г. были уволены по собственному желанию. В августе 2016 г. были частично удовлетворены их исковые требования о взыскании заработной платы, оплаты не использованных в 2004–2016 гг. дней отпуска, компенсации за несоблюдение сроков выплаты этих денежных сумм и о возмещении морального вреда. В пользу Кондакова и Сероногова взысканы компенсация за неиспользованные отпуска лишь за период, составляющий 21 месяц, предшествующий дню их увольнения, а также компенсация за задержку выплаты этих денежных сумм и компенсация морального вреда.

В остальной части иска отказано, включая требования, заявленные Шаховым. Суд первой инстанции признал необоснованными доводы истцов о том, что положения Конвенции МОТ в их случае не подлежат применению, поскольку ст. 127 ТК установлен более высокий уровень гарантий в части реализации работником права на отпуск при увольнении. При этом суд указал на отсутствие у них препятствий в реализации права на отпуск в период работы. В 2017 г. апелляция согласилась с этим решение. В передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании было отказано. В жалобе в КС заявители просили признать положения ст. 127 и 392 ТК не соответствующими Конституции, поскольку они препятствуют гражданам в реализации права на получение при увольнении компенсации за все неиспользованные отпуска.

КС постановил пересмотреть решения судов с учетом его правовых позиций

Конституционный Суд рассмотрел дело по жалобам заявителей и 25 октября 2018 г. вынес Постановление № 38-П. В нем КС указал, что ст. 127 ТК устанавливает необходимость выплаты компенсации за все неиспользованные отпуска и согласуется с предписаниями Конституции и со ст. 11 Конвенции МОТ, в силу которой работнику после прекращения трудовых отношений с работодателем предоставляется оплачиваемый отпуск, пропорциональный продолжительности периода его работы, за который отпуск ему не был предоставлен, либо выплачивается компенсация или предоставляется эквивалентное право на отпуск в дальнейшем.

КС напомнил, что до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 272-ФЗ требования о выплате компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении могли быть предъявлены в суд на основании ч. 1 ст. 392 ТК не позднее 3 месяцев со дня увольнения. В настоящее время на такие случаи распространяется срок, определенный ч. 2 этой же статьи, который составляет один год со дня прекращения трудового договора. Как отметил Суд, указанный срок предназначен для регулирования процессуальных отношений между работником и работодателем, а не трудовых, включающих такой компонент, как компенсация, причитающаяся работнику за неиспользованные отпуска при увольнении.

Также Конституционный Суд пояснил: с учетом того, что ст. 127 ТК предусматривает выплату компенсации за все неиспользованные отпуска и ст. 395 ТК не содержит ограничений в отношении периода, за который уволенный работник может предъявить к работодателю требования о выплате компенсации, в рамках правового регулирования, действовавшего до вступления в силу Закона № 272-ФЗ, такие требования удовлетворялись в полном объеме. Однако после ратификации Россией Конвенции МОТ правоприменительная практика утратила единообразие в связи с различным пониманием п. 1 ее ст. 9. Согласно этому пункту непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая по меньшей мере две рабочие недели, предоставляется и используется не позже чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска – не позже чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

Отдельные суды, как и рассматривавшие дела заявителей, исходят из того, что для защиты права на компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении допускается применение срока, составляющего 21 месяц с момента окончания того года, за который работнику должен был быть предоставлен отпуск. Соответственно, требования, предъявленные в суд по истечении 21 месяца, оставлялись без удовлетворения.

Прямо противоположные решения принимаются судами, которые толкуют положения ст. 9 Конвенции МОТ как устанавливающие лишь предельный срок использования отпуска в период действия трудового договора и не ограничивающие определенный ст. 127 ТК объем права увольняемого работника на получение компенсации за неиспользованный отпуск.

КС пришел к выводу, что п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ, устанавливающий 18-месячный срок, в течение которого работнику должна быть предоставлена оставшаяся часть неиспользованного отпуска, предназначен для обеспечения права на отпуск путем его использования теми работниками, которые продолжают трудиться, и не рассчитан на применение к уволенным, а истечение этого срока не может влечь за собой прекращение права на часть отпуска и невозможность получения денежной компенсации. Следовательно, положения ст. 9 Конвенции не затрагивают право работника на получение компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении и не ограничивают срок, в течение которого он может обратиться в суд с требованием о ее взыскании.

Таким образом, подытожил Суд, истолкование судами п. 1 ст. 9 Конвенции МОТ вопреки смыслу, который был вложен в данную норму, а также ее применение во взаимосвязи с ч. 1 ст. 392 ТК повлекли за собой недопустимое ограничение прав на отдых и судебную защиту. Положения же ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК не ограничивают право работника на получение при увольнении компенсации за все неиспользованные отпуска и не лишают его права на взыскание денежных сумм независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный отпуск, при условии обращения в суд в пределах установленного законом срока, исчисляемого с момента прекращения трудового договора.

Вместе с тем КС подчеркнул, что законодатель вводил компенсационную выплату, исходя из необходимости обеспечения права на отдых, а не в качестве замены ею отпуска, что не позволяет рассматривать ст. 127 ТК как способ накопления отпусков с целью последующего получения денежной компенсации за них. Соответственно, суд, устанавливая в ходе рассмотрения спора о выплате компенсации за неиспользованные отпуска основания для удовлетворения заявленных требований, должен оценить совокупность обстоятельств дела. Решения по делам заявителей жалоб Суд постановил пересмотреть, с учетом выявленного конституционно-правового смысла оспариваемых норм.

Юристы – о неоднозначном разъяснении КС и пресечении порочной судебной практики

Адвокат АП г. Москвы Вадим Кудрявцев отметил, что количество дел по нарушениям трудовых прав граждан в России постоянно увеличивается в судах, в том числе и по выплатам компенсаций за неиспользованный отдых в случае увольнения, и постановление КС окажет положительное влияние на судебную практику. В заключение он добавил, что трудовое законодательство РФ по многим параметрам устарело и, по его мнению, будет скоро меняться, так как в обществе, особенно после пенсионной реформы, в сфере трудовых отношений назревают изменения.

Комментируя последнее разъяснение Суда, руководитель группы трудового и спортивного права юридической фирмы ЮСТ Александр Ксенофонтов выразил мнение, что КС сделал важную и справедливую оговорку: при решении вопроса о выплате компенсации судам необходимо исследовать, что именно привело к накоплению задолженности по отпуску и не было ли такой причиной злоупотребление правом со стороны работника. «КС недвусмысленно намекнул работникам, что в случае недобросовестных действий с их стороны, которые приводят к накоплению задолженности по отпуску, суд может отказать во взыскании компенсации в определенной части», – пояснил он.

Между тем юрист фонда «Общественный вердикт» Николай Зборошенко, представлявший интересы Кондакова, Сероногова и Шахова в СОЮ и подготовивший для них жалобу в КС, отметил, что последнее разъяснение Суда может иметь непредсказуемые последствия. «Надеюсь, указанный фрагмент имел своей целью лишь ограждение работодателей от злоупотреблений правом со стороны работников, имеющих полномочия по документированию предоставления отпусков, то есть в случаях, когда работник фактически был в отпуске, но не оформлял его в рамках локальной системы документооборота», – подчеркнул он. Вместе с тем, по мнению юриста, постановление КС изменит судебную практику, «приведя ее в более-менее предсказуемое русло».

С коллегой согласился руководитель судебной практики АНО «Институт права и публичной политики» Григорий Вайпан, представлявший интересы Кондакова, Сероногова и Шахова в Конституционном Суде. По его словам, КС пресек массовую практику судов, которые ограничивали право работников на получение денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении.

Григорий Вайпан рассказал, что совместно с коллегами они изучили и направили в КС материалы судебной практики из 45 российских регионов за период с 2013 по 2018 г. Порочная практика была обнаружена в 27 регионах.

Так, суды ограничительно толковали право работника на получение денежной компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении как минимум в 21 регионе: в Москве, Башкортостане, Карелии, Коми, Забайкальском крае, Ханты-Мансийском автономном округе, Архангельской, Владимирской, Волгоградской, Вологодской, Калининградской, Кемеровской, Костромской, Курганской, Липецкой, Саратовской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Тюменской и Ульяновской областях. По словам юриста, в этих регионах суды считали, что право на получение компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении ограничено, поскольку ч. 1 ст. 9 Конвенции МОТ устанавливает сроки реализации права на отпуск, и поэтому работник должен обратиться в суд с требованием о выплате компенсации в течение 21 месяца после окончания года, за которые предоставлялся отпуск. В противном случае работник терял право на компенсацию.

Еще в 6 регионах на уровне областных и приравненных к ним судов отсутствовала единообразная практика. «Например, Нижегородский областной суд ранее приходил к выводу об ограниченном характере права на компенсацию неиспользованного отпуска, однако в 2017 г. изменил свою позицию и начал удовлетворять требования, выходящие за пределы 21-месячного срока. Напротив, Самарский областной суд в 2017 г. изменил свою практику в противоположном направлении. В Верховном Суде Кабардино-Балкарской Республики, Приморском краевом суде, Хабаровском краевом суде и Санкт-Петербургском городском суде разные судебные составы занимают противоположные позиции по рассматриваемому вопросу», – пояснил Григорий Вайпан.

Он также перечислил 18 регионов, в которых суды не ограничивали право работника на получение денежной компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении: Бурятия, Чувашия, Красноярский край, Московская, Белгородская, Воронежская, Иркутская, Ленинградская, Магаданская, Новосибирская, Оренбургская, Орловская, Ростовская, Рязанская, Свердловская, Смоленская, Томская и Челябинская области.

Григорий Вайпан подчеркнул, что КС пришел к недвусмысленному выводу о неконституционности пресекательного срока на получение компенсации за неиспользованные отпуска: при увольнении работник вправе воспользоваться всеми накопленными днями отпуска либо получить денежную компенсацию за все неиспользованные дни в полном объеме. «Это дело примечательно тем, что оспариваемые заявителями положения ст. 127 и 392 ТК по своему буквальному смыслу не вызывали нареканий. По сути, речь шла об ошибочном толковании этих положений со ссылкой на Конвенцию МОТ. Так что КС в этом деле фактически выступил в роли суда кассационной инстанции, – отметил он. – Закон позволяет Конституционному Суду оценивать проверяемую норму с учетом того смысла, который ей придается правоприменительной практикой. И в нынешних реалиях мы видим, как КС все более активно берет на себя работу Верховного Суда по исправлению очевидных судебных ошибок в толковании и применении законодательства».

Неотгулянные отпуска больше не будут сгорать

В ряде регионов суды считали, что конвенция устанавливает период, за который работникам полагается компенсация неиспользованного отпуска при увольнении, – 18 месяцев. А в компенсации за дни отпуска, которые не вписывались в этот интервал, работникам отказывали. Так же стали трактовать конвенцию и работодатели при увольнении работников, у которых накопилось много дней неиспользованного отпуска. Они отказывали работникам в выплате компенсаций за неиспользованный отпуск независимо от должности или стажа работы.

В некоторых регионах России (например, в Москве, Башкирии, Карелии) суды начали отказывать работникам в удовлетворении требований о выплате компенсации за неиспользованный отпуск. Суды исходили из того, что, если работник не использовал дни отпуска вовремя, он утрачивает право на компенсацию за эти дни при увольнении. В результате с 2011 г. в ряде регионов сформировалась устойчивая судебная практика, которую окрестили «сгоранием отпусков».

Некоторые суды демонстрировали противоположную точку зрения (например, Самарский и Свердловский областные суды). В решениях они исходили из того, что конвенция регулирует только сроки предоставления и использования отпусков, а не период, за который можно получать компенсацию при увольнении.

В конце концов вопрос дошел до Конституционного суда (КС), и 25 октября он отверг идею сгорания отпусков. КС отметил, что конвенция не затрагивает право работника на денежную компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении и не ограничивает срок, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием о взыскании компенсации. По мнению КС, конвенция регулирует лишь право на отпуск тех работников, которые продолжают трудиться, и не применима к увольняющимся или уже уволенным работникам.

Именно на это нужно обратить внимание работодателям при расчете выплат уволенным работникам – в них должна быть включена компенсация за все дни неиспользованного отпуска. Тем же предприятиям, которые «сжигали отпуска» уволенных работников, теперь стоит оценить риски предъявления претензий со стороны бывших работников.

Другой практически полезный вывод из постановления КС: при рассмотрении споров о компенсациях суды должны оценивать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, например правовой статус работника и фактическое использование отпусков, де-юре не предоставленных в установленном порядке. Речь идет о распространенной практике, когда работники фактически используют отпуск, не отмечая это на бумаге, а при увольнении требуют компенсацию за дни, которые на самом деле отгуляли. Часто речь идет о руководящих сотрудниках, которые в силу статуса могут влиять на порядок документального оформления отпуска (просто уходить в отпуск без заявления). Работодателям рекомендуется сделать должные выводы из постановления КС и обеспечить должное оформление использованных работниками отпусков. Прежде мы на практике уже сталкивались со случаями, когда фактически использованный работником отпуск не был должным образом задокументирован – и работодателю в этой ситуации приходилось доказывать суду, что работник использовал свой отпуск. И это не всегда получалось.

Следует надеяться, что такое внимание КС к этой проблеме найдет отражение в последующей судебной практике и поможет работодателям бороться с недобросовестным поведением работников.

Ситуация такая, что за много лет службы на работе случается так, что ежегодный оплачиваемый отдых работник брать не успевает. Период отпускных начинает накапливаться и со временем теряться. Многих работников волнует вопрос: как быть, если есть неотгулянный отпуск и сгорает ли неиспользованный отдых за прошлые года.

Согласно статье 114 Трудового Кодекса РФ каждый работодатель должен предоставлять ежегодный оплачиваемый отдых своему сотруднику. Неважно: работник вышел в декрет или при увольнении — неотгулянный отпуск не сгорает. Согласно Законодательной базе каждый сотрудник имеет право накоплять продолжительность отпускных. Как происходит процесс восстановления неотгулянного отпуска, что предоставляется при увольнении: нереализованный выходной или компенсация, подробнее в статье.

Статья 114

Может ли сгореть неотгулянный отпуск?

Согласно Положению об отпусках каждый работник вправе ежегодно получать выходные в размере 28 дней. По желанию, каникулы можно разбивать на периоды. Главное, чтобы первая часть была не меньше 14 дней. Вторая часть может быть оформлена вплоть до одного дня. Если сотрудник постоянно выходит на ежегодный отпуск — ситуация состоит из того, что нужно просто знать как оформляется заявление. Если же у работника есть неотгулянный выходной за прошлые года — здесь ситуация сложнее.

В первую очередь работодатель должен извещать своих подопечных не только о возможности выйти на ежегодные каникулы, но и предоставлять им шанс выбрать период для отдыха, который им подойдет. Работник в свою очередь должен знать на какое число в этом году у него назначены выходные. Если по каким-то причинам он не смог выйти на ежегодный оплачиваемый отпуск, работодатель должен выступить гарантом того, что неиспользованный отдых никуда не исчезнет, а будет накапливаться в графике отпускных.

Неотгулянный длительный выходной значит, что трудящийся не смог оформить каникулы вовремя и они автоматически перешли на следующий год. Ситуация, когда должностное лицо хочет перенести отпускные, должна иметь веские основания. Перенести ежегодный оплачиваемый длительный выходной можно:

  • По решению работника, если условия Трудового договора не преграждают такую возможность;
  • По решению работодателя.

В список причин, по которым работодатель может не отпустить подопечного на каникулы, согласно статьи 124 ТК РФ входит:

  • Выполнение срочной работы, которую может сделать только этот специалист;
  • Тяжелое финансовое состояние фирмы: банкротство, кризис;
  • Недостаточное количество людей, которые могли бы заменить уходящего;
  • На период отдыха работник исполняет часть наложенных на него обязанностей по ведению производства.

Нужно знать, что даже в таких ситуациях неотгулянный отпускной за прошлые года по ТК РФ сгореть не может. Независимо какая должность у подопечного, выходит он в декрет или решил взять отпускные при увольнении, по Закону есть возможность накоплять выходные и использовать их в следующем рабочем году.

Статья 124

Сгорает ли неиспользованный отпуск за прошлые годы?

Если по каким-то причинам работник не использовал весь отдых или его часть, каникулы автоматически переходят на следующий рабочий год. Неиспользованный и неотгулянный отпуск не сгорает. Правда накоплять отпускные можно недолго.

Перенести неотгулянные каникулы за прошлые года можно не позже, чем на один год. Другие календарные периоды учитываться не будут. Неиспользованные выходные можно оформить в текущем или следующем году. Если этого не сделать, они не сгорят, но работодатель предоставить их трудящемуся лицу не сможет. В такой ситуации лучше попробовать обменять неотгулянные дни за прошлые года на компенсацию.

При увольнении неиспользованный отпуск сгорает или нет в 2018?

Неиспользованный отпуск или часть каникул при увольнении не сгорают, в соответствии с ТК РФ. При увольнении работодатель согласно графику отпусков суммирует весь неотгулянный период. Поэтому у сотрудника есть возможность выйти на заслуженный отдых перед своим уходом с должности.

Бывают ситуации, когда трудящийся хочет вместо ежегодных отпускных получить денежную компенсацию. В таком случае сотрудник должен знать, что если неотгулянный отдых не сгорает, это не значит, что его постоянное накопление за прошлые года можно обменять на денежную компенсацию. Закон гласит: компенсация предоставляется только тем категориям граждан, у которых каникулы больше 28 дней и те, кто решил расторгнуть трудовой договор. То есть получить деньги могут люди, которые имеют удлиненный период каникул и которые хотят уволиться.

В судебной практике случается, что работодатель махинационными способами может предоставить работнику уменьшенное количество отпускных. Если такие неправомерные действия доказать, по Закону руководитель привлекается к административной ответственности.

Сгорает ли отпуск при уходе в декрет?

Согласно Законам и ТК РФ неотгулянный отдых до выхода в декрет не сгорает. Беременная женщина может:

  • Написать заявление на использование неотгулянной части каникул и выйти в декрет раньше установленного срока;
  • Сотрудница может продлить декретный период за счет неиспользованных выходных.

Даже если беременная женщина не успела оформить заявление на предоставление каникул до декрета. Она может выйти на положенные выходные потом. Накопительная часть отпускных не сгорает даже при длительном пребывании в декрете.

Неиспользованный отпуск — изменения в ТК РФ с 1 января 2018

Правила оформления неиспользованного отдыха несут изменения с 1 января 2018. Нужно знать, что если написать заявление, нереализованные отпускные можно получить перед увольнением. При этом работодатель должен выплатить компенсацию за весь период неотгулянных выходных. Даже если срок трудового договора закончился, период ежегодных отпускных не сгорает, а предоставляется независимо от того, выходит он за рамки условий или нет.

Известить работодателя о желании выйти на ежегодный выходной нужно не раньше, чем за две недели. В течении этого времени, до момента начала отдыха при увольнении, сотрудник может изменить свое решение и забрать заявление об уходе с рабочего места обратно.